Низкие своды

этюд

Бог псов свил склеп жизни
Из грез тли, ртов будней.
Был юн, нес ветвь перьев,
Труд уст в зуд струн кутал.
Стал хил, врос в щит ветра,
Как хлеб коз – в дюн слезы.

Ест ил дня троп весла,
Ларь дум в пол мух вдавлен.
Жар дел сник, и блеклый
Цвет слов лег ряд к ряду.
Туп нож пут. Что делать?
Где яд бед, бич тягот?

Взяв зуб дров, свод вскрыть ли?
Врыть ли столб тьмы в землю,
Как волк пор гряд – лапой?
Вшить шаг змей в стен устье?..
Все – чтоб сок утр черпать,
В лавр лбов солнц вдев темя.

Реклама

Чия церква?

Довго ти вештався містом, небоже,
Бачив церкви і хотів розібрати,
Що тобі кажуть ці обриси. Може,
Щось про синоди та патріархати?

Гамір канонів, мов нитку, розмотуй,
Пий кам’яниць каламутні зітхання.
Чи розповість хоч одна тобі потай,
Чий на ній хрест і чия на ній баня?

Чи всепрощення віщує дзвіниця,
Чи закликає: «Невірних – в облогу»?
Хтозна! Між тим на ходу тобі сниться
День, коли виступить церква з-за рогу,

Поглядом буде тебе зустрічати,
Як на свята чепурна перехожа,
Знітиться, чуючи: «Церкво, чия ти?» –
І прошепоче усміхнено: «Божа».

Молитва

себе и друг другу

Человече,
помилуй нас.
Как ты строг и властен! В твоем
Поднебесье гроза, в твоей
Преисподней горят печи.

Мы взываем:
о снизойди!
Ради матери твоей будь
Так же милостив, как мать, к тем,
Кто истерзан вражды лаем.

Не вмени нам
во грех того,
Что простил бы сыну тотчас
Благодушно. Да будет стыд
Наш искуплен твоим сыном.

Камнепадом
гнев не обрушь –
Даже явный порок прости.
Нестерпимо ни век, ни миг
Отравляться вины ядом.

Человече,
сжалься, ведь мы –
Отраженья других в тебе,
Ипостаси твоего «я»,
Перед ликом твоим свечи.

Там ничего нет

Стремятся люди что-нибудь увидеть.
И даже платят деньги, чтоб увидеть
Все то, что было некогда красиво.
Но это все не так уж и красиво.

Бывает, людям хочется наесться.
Поесть, а лучше именно наесться
Всего того, что раньше было вкусно.
Теперь же им не очень-то и вкусно.

Вопрос их беспокоит: чем заняться?
И вот они торопятся заняться
Всем тем, что было прежде интересно.
Но это не особо интересно.

Исчезло все, чего им так хотелось,
И хочется, чтоб больше не хотелось.
Но все, что в их судьбе имеет место, –
Хотенье – а под ним пустое место.

Дещиця й абищиця

Голова і дещо щеНа шафці у мене стоїть собі дещиця,
Але не прикута вона до полиці –
Під ряскою пам’яті рибкою плещеться,
Стирчить, мов грибок, з мисленнєвої глиці.

І друга, і третя манячить абищиця –
Під сонцем на дачі, під лампою вдома,
А тінь – в голові, і не блякне, не нищиться.
Вона повсякчасна, вона незникома!

Краплина шукає, де шпарка чи ніша є,
І геть з коліщат вимиває олію.
Піщинка громадиться, грубне, темнішає.
Затертий речами, я схну і малію.

Така вже порода несита і ниця ми:
Є крам – і задуха не б’є нам у ніс ця.
Я ладен весь дім напихати дрібницями,
Аж поки для мене не вистачить місця.

P. S. Модель – А. Крюков 🙂

Размышления у входа в библиотеку

БібліотекаУ библиотеки случай
Ткнул носом меня: смотри –
Строительный мусор кучей
Лежит у самой двери…

Там дрель завывает глухо,
Под пленкой весь книжный фонд.
Я думал, пришла разруха,
А это просто ремонт.

Нередко бывает в жизни:
За дверью – такая дрянь,
Что кажется, дербалызни
Стакан – и умри не встань!

От горечи стянет брюхо.
Завалится горизонт…
Похоже, пришла разруха.
А может, просто ремонт?

Гнездо человека

Nest by Clair Chinnery

Обогни бетонные деревья,
Не примни фанерную траву –
Там гнездо человека.
Он явился, чтоб уйти, но вот
К пыли приросло его кочевье.
Здесь, как в погребе и как в хлеву,
Свой особенный запах –
Нежиль в приживальщицах живет.

Сколько натащили всяких всячин
Обитатели, чтоб их тепло
Эта рухлядь впитала,
А ее в гнезде – на тридцать арб!
Год на каждую арбу потрачен.
Горб нарос и съежилось крыло.
Если грянет тревога,
Все умрут, спасая ветхий скарб.

Фото из блога Outlandia.