«Дотик зачаєного жаху». Збірка малої horror-прози

Дотик зачаєного жахуЯ участвовал в конкурсе рассказов ужасов в духе Лавкрафта, организованном журналом «Стос». Мой рассказ «Годованець» («Откормок») вошел в число победителей и был напечатан в итоговом сборнике. Я получил авторский экземпляр и, естественно, решил познакомиться с произведениями других участников.

Вначале мне не показалось, что это в основном любительские поделки и что авторы не начитались Лавкрафта, а насмотрелись современных ужастиков. Впрочем, рассказ одного «насмотревшегося» (как мне кажется), The Nobodies, мне понравился.

Но потом было несколько добротных рассказов «начитавшихся», и в итоге я пришел к выводу, что ядро сборника составляет как раз качественная хоррор-проза, а теми немногими произведениями, которые не входят в эту группу, можно пренебречь. А не входят, в моем понимании, откровенно любительские, малопонятные и жанрово чуждые рассказы.

Отметил для себя некую жанровую инерцию у отдельных авторов: их рассказы тяготеют не к заглавному жанру, а к другим, возможно, более привычным для них. Так, легко предположить, что В. Генику ближе детектив, а В. Сорду – военная проза. Общая проблема многих рассказов, даже хороших и в том числе моего (хорош он или плох), в недостаточно ясно, полно и убедительно выписанной развязке.

Читать далее

Реклама

Александр Ушахин (Mortudex), «Песни камня»

«Песни камня»Очередной сборник Ушахина, на сей раз – только стихотворения. Не столь многого ожидал от этой книги, зато, когда стал читать, не мог не поддаться ее очарованию. Несмотря на очевидные технические недостатки, эти стихи все-таки творят особый, удивительный мир, непохожий ни на что иное. Читать приходится очень внимательно, пробираясь между невообразимых инверсий и устанавливая нужные связи там, где они не выражены явно грамматически. Зато, когда настроился и, так сказать, погрузился, ты словно прозреваешь, и из переплетения теней начинают вырисовываться какие-то величественные силуэты.

При всем своем своеобразии стихи Ушахина (в этот раз) отчасти напомнили мне мои собственные, особенно ранние и периода «Ионы-в-китовом-чреве». А также – произведения моих некогда любимых, а ныне – давно уже не слушанных групп «Пикник» и «Калинов мост».

Мне с моим редакторским восприятием сложно было найти безупречное в формальном плане стихотворение. Ближе всего к идеалу, наверное, оказалось «К неизвестности». По смыслу и образности больше других впечатлила «Орлица, что высиживает камни». Другие стихи, которые скорее понравились: «Каменная песня смерти», «Штрихи парадоксов», «Как щепки общей судьбы из-под личных топоров», «Кто ты?», «Дурень», «Удар» и т. д.

Рисунки Александра Оробея

По правде сказать, уже давно обращаю внимание на рисунки моего коллеги Александра. Многие из них просто невероятные! Но лишь недавно, увидев его блокнот с новейшими работами, а потом полистав галерею на Deviant Art, я осознал, что тянуть дальше некуда – надо срочно знакомить с его творчеством широкую общественность (в лице моих читателей). А не то он быстро станет суперпопулярным, и такими заметками будет уже никого не удивить.

Rice fieldsРисовые поля

Observation of the rover on MarsСбор данных марсоходом

Su-17 Fitter SquadСу-17

Читать далее

А. Ушахин (Mortudex) – собрание сочинений

MortudexСборник выпущен микротиражом и предназначен прежде всего для использования самим автором. Включает несколько разделов, в том числе цикл о мире Ма-Кон-Ра, «Книгу пустоты», произведения на украинском языке и стихи. Вначале читалось довольно медленно, потому что из-за насыщенности книги я постоянно норовил куда-то мысленно унестись. Особенно интересной показалась мысль о том, что люди сами творят себя, как бы выходя за пределы божественного замысла («Легенда о сотворении и замке Мортудекс»).

Понравились научно-фантастические новеллы «Мир цветов» и «Человек, который не сражался». «Миру цветов» свойственна та особая притягательная атмосфера, которую я находил в фантастике, когда был ребенком, и которая с тех пор из нее, кажется, испарилась. С другой стороны, не хватает продолжения – я бы с удовольствием прочитал не новеллу, а целую повесть о том, как люди знакомятся с этой планетой, со всеми ее странностями и населяющими ее существами.

Читать далее

А. Рассказов, «Игра в города»

Игра в городаСборник стихотворений. Что меня поразило в этой книжке, так это то, как много схожего у меня с Рассказовым. Попадаются даже одинаковые рифмы («зол» – «камзол», «добр» – «бобр»), похожие образы («Пусть различается неясно / Та грань, что между „я“ и „мы“») и аллюзии (например, на «Ночь. Улица. Фонарь. Аптека…» Блока). И вообще, насколько Полозкова мне стилистически чужда, настолько Рассказов близок. Впрочем, мне кажется, он злоупотребляет закрыто-открытыми рифмами типа «Петербург» – «трубу», и у него есть ритмические неточности.

Короче говоря, мои впечатления весьма неоднородны: есть и ничем не интересные для меня стихи на случай с глагольными рифмами, но, с другой стороны, – и совершенно виртуозные словесно-образные построения, оригинальные наблюдения, точные и броские рифмы. Некоторые фразы меня приводят в восторг, например «Ночи все короче и короче? / Ненадолго этот окорот». В то же время не так уж просто выбрать стихотворение, которое понравилось бы от и до. Это, например, «Воробьевы горы», «В ладье ладони», «Я думаю о Вас», «Печаль моя светла», «Черный квадрат», «Каждая женщина стоит того».

Читать далее

«Оборотни», спектакль-перформанс «Театра 13»

«Оборотни»«Театр 13» – это экс-«Номады», театр, созданный переселенцами с Донбасса. Это представление мне понравилось гораздо больше, чем предыдущее («Перечитывая Мастера»). Во-первых, как я уже говорил, я не поклонник Булгакова. Во-вторых, здесь почти не было слов – в основном только пластика, поэтому актеры имели возможность проявить себя как раз с той стороны, которая мне в них понравилась на «Перечитывая Мастера». В-третьих, представление было камерное и короткое, так что я совсем не устал. В-четвертых, на сцене блистала моя подруга Маша Беляева, что само по себе знаменательно. Ей, кстати, достались все цветы, потому что ее группа поддержки, приехавшая из Кременчуга, составила почти половину аудитории.

В-пятых (и это главное), нужно отдать должное интересному режиссерскому замыслу: каждый актер преподносит зрителю свой собственный, не придуманный сторонним автором страх, который сам же в итоге преодолевает. Иногда я не столько смотрел, сколько задумывался, пытаясь разгадать подробности той ситуации, которая не давала покоя персонажу и, соответственно, актеру. Некоторые моменты меня очень тронули. Я также обратил внимание на то, что вначале – на сцене и в фоновом фильме, который проецировался на стену, – актеры выглядели не только грустными или затравленными, а даже как будто совершенно некрасивыми. Зато в финале, сняв с себя, так сказать, шелуху, они просто начинали сиять – каждый своей неповторимой красотой.

Читать далее

Фотографии Максима Чатского

До меня недавно дошло, что я знаком с настоящим фотохудожником. Это Максим Чатский. Когда я смотрю на некоторые его работы, я радуюсь, потому что мне кажется, что я понимаю автора или во всяком случае воспринимаю изображенные объекты как художественные образы. Соответственно, повышается моя самооценка. В случае с современным искусством такое бывает отнюдь не часто, поэтому я радуюсь вдвойне. Присоединяйтесь!

Из цикла Mergers and Acquisitions
Mergers and AcquisitionsИз цикла Paradiese
ParadieseИз цикла Single Copy
Single CopySingle Copy Читать далее