В. Маяковский – Сочинения в двух томах, т. 2

МаяковскийКогда начал читать, подумал, что по впечатлениям все пойдет параллельно первому тому: вначале яркая образная избыточность, сосредоточенность на себе, собственных чувствах (поэмы «Облако в штанах», «Флейта-позвоночник», «Владимир Маяковский», «Люблю», «Про это»), потом революционный пафос, брызганье слюной («150 000 000»), агитация и сатира, направленная против «отдельных проявлений». Но у Маяковского нашлось и чем меня удивить – я имею в виду в первую очередь фантастические события в сатирических пьесах «Клоп» и «Баня», а также неожиданно интересные (особенно после малоинтересной прозы из первого тома) статьи.

Самый запомнившийся образ из раннего – развернутая метафора человека (лирического героя), охваченного чувствами, который уподобляется зданию, охваченному пожаром, в котором из окон вываливаются проститутки. Самое неприятное впечатление – апофеоз насилия и классовой вражды в поэме «150 000 000» и других. Ненависть к чужакам (а именно к Америке), обязательное присутствие в общественном сознании образа врага, фанатичная вера в собственную правоту, готовность проклинать и уничтожать, даже вопреки фактам, здравому смыслу и даже во вред себе, – думаю, все эти бичи советско-российского менталитета закладывались (или основательно закреплялись) как раз в тот период – при активном участии Маяковского.

Читать далее

Реклама

В. Маяковский – Сочинения в двух томах, т. 1

В. Маяковский – Сочинения в двух томахДавно хотел почитать этот двухтомник, чтобы составить окончательное мнение о творчестве Маяковского. Я считаю, это уникальный поэт, потому что ему удалось из разрозненных исканий футуризма и революционного пафоса разрушения собрать свой стиль, который, будучи одновременно цельным, доступным, узнаваемым и новаторским, не имеет себе равных во всем XX веке. Дойдя до раздела со стихами, я был поражен тем, какие яркие стихи автор выдает с самого начала, и думал: то ли еще будет! Ядовито-выпуклые пейзажи и титанические порывы как будто сулили невероятные поэтические прозрения в дальнейшем.

Но все оказалось не так. Уже в 1917–1918 гг. Маяковский, захлестнутый волной революционного энтузиазма, ставит несколько очередных экспериментов, суть которых – в сближении с народом (причем это никак не потакание вкусам толпы, а скорее попытки сконструировать принципиально новое искусство, понятное широким массам и способное увлечь их), а также в стремлении активно преобразовывать реальность словом. Читая дальше, начинаешь сознавать, что перед тобой одни агитки, что это не просто такой подраздел, а закостеневший, навсегда усвоенный творческий подход и что другого уже не будет. Мол, у буржуев все плохо, у нас в основном хорошо, хоть есть недоработки, зато, если высоко нести знамя Ильича, то будет совсем хорошо и они там лопнут от злости.

Читать далее