«Летучая мышь», фильм 1979 г.

«Летучая мышь»Приятный советский фильм. Особенно понравилось, как герои метко каламбурят, и особенно запомнилось, как они громоздко, невпопад и без особой нужды лгут друг другу. ***, как они по-оперному поют, так что невозможно разобрать слов, и еще концовка – она какая-то ***. Но главная *** фильма – это, по-моему, наряд летучей мыши, который жутко *** и *** главную героиню. Актеры в основном радуют – Соломины, Игорь Дмитриев и прочие.

Реклама

«Пираты Карибского моря», серия фильмов

Pirates of the Caribbean at World’s End

Продолжаю эксперимент со смягчением негативных отзывов.

Просмотрев несколько частей, могу сказать, что *** все больше, а впечатления все ***. Зарабатывание *** и все. И Перумова напомнило – ему тоже обычно *** *** *** со своей фантазией. Насколько все ***, стало окончательно ясно после упоминания о «богине Калипсо» как о реально существующей личности, к тому же в кого-то там влюбленной. Положительных героев нет – все друг друга предают при первой возможности и без особой необходимости, и все же это *** *** *** приметой тонкого психологизма. Джонни Депп и иже с ним – *** *** ***, но за такого обаятельного актера, как Джеффри Раш, действительно становится ***.

А. Никитин, «Санитар с Институтской»

Никитин, «Санитар с Институтской»Тихая, спокойная книга, написанная приятным языком. Никак нельзя сказать, что она меня потрясла. Под конец я даже недоумевал: где какие-то громкие разоблачения, прозрения, заявления? Но потом подумал, что, может, так как раз и лучше. Все показано как есть, достаточно просто и понятно. Читатель (я по крайней мере) легко ставит себя на место главного героя. Ему не нужно разбираться в хитросплетениях политических интриг, а можно просто заново пережить те чувства, которые переживает герой и которые недавно пережили мы все, вспомнить о важности человеческой жизни и достоинства.

Интересно было узнать в Юрке Незгоде реального персонажа киевской богемы – Стаса Михновского, потомка идеолога украинского национализма Николая Михновского.

А. Полежака, «Стіхи о жизні»

Полежака, «Стіхи о жизні»По ходу чтения осознал, что Полежаку лучше слушать, чем читать. Хотя, конечно, об этом можно было и раньше догадаться. У него запоминающаяся подача, голос, ехидное выражение лица – даже если читаешь с бумаги, все равно все это перед тобой возникает. С другой стороны, иметь книгу тоже хорошо: хочешь зачитать друзьям цитату – не надо по «Фейсбуку» рыскать, все под рукой. А смешных и метких цитат из Полежаки можно извлечь массу.

Что не понравилось, так это некоторая неаккуратность в технике – как раз то, чего не улавливаешь при восприятии на слух. Попадаются отдельные несерьезные, коротенькие, «мимолетные» творения, которые я бы, наверное, не стал включать в сборник. Немногочисленные серьезные стихи поданы вперемешку со стебными и на их фоне совсем теряются.

Понравились: «Ладушки-бравушки…», «Скажи пророчество, Пророче…», «Ховрахи Донбасу», «Мужчина шел через приватный сектор…», «Осінь. Справжня пора для дуелей…», «Оце воно якби тогда конєшно…».

«Калевала»

«Калевала»В школе пропустил и уже давно хотел прочитать. Примерно на второй странице пришел восторг – там был очень поэтичный отрывок. Однако, как выяснилось, такие места попадаются в поэме не так уже часто. В итоге – доволен, что прочел, но читать было скучновато. Причиной тому – нестройный сюжет (считается, что собиратель финского эпоса Элиас Лённрот необоснованно связал отдельные руны и циклы рун в единое произведение), сбивчивый ритм повествования (о мелочах местами говорится гораздо пространнее, чем о важных событиях), многочисленные повторения.

По этому поводу мне пришла в голову такая пародийная зарисовка:
Старый, верный Вяйнямёйнен,
Вековечный заклинатель,
Ильмаринена встречая
В чащах Вяйнёлы зеленых,
На полянах Калевалы,
Обращается к герою,
Молвит Ильматар потомок,
Говорит не обинуясь,
Держит речь Сувантолайнен,
Изрекает мощный старец,
Возглашает муж великий,
Громко ввертывая слово,
Выражается кудесник,
Разглагольствуя пространно,
В общем, так или иначе
Произносит он: «Приветик!»

Читать далее

Познаю абстрактную скульптуру

Corpusculum II

Магниты для глаз – на фоне стены
Каракули прутьев, кубы, валуны
Взамен Богородицы, фавна, царя на коне.
Лучится надрез, кукожится шов,
Цепляют уколы иголок-углов,
И что-то в пространстве растет, устремляясь ко мне.

Они говорят! Они говорят!
Они головорологовогорят
Безротыми ликами круглазауглых боков.
И кажется, там, вон тапоратам
Шевелится паралиловодограмм,
Во мне сотрясая основы готовновоснов.

P. S. Чтобы было понятнее, о чем это, см. эту заметку.

А. Дюма, «Три мушкетера»

Дюма, «Три мушкетера»Давно хотел прочитать «Трех мушкетеров» или хотя бы что-нибудь из Дюма. Помнится, как в первом или втором классе я читал на задней парте что-то про охоту и учительница заметила, отобрала книжку и сказала: «Я бы тоже сейчас с удовольствием почитала Дюма!». Да и вообще – классика приключений.

Интересно было, конечно. Даже захотелось почитать продолжения («Двадцать лет спустя» и «Виконт де Бражелон»). Зная этот сюжет в основном по советскому фильму, сделал для себя несколько открытий. Я вот никак не ожидал от Дюма иронично-снисходительного тона по отношению к мушкетерам, а также, например, королю. Да и сами мушкетеры в романе – далеко не образец добродетели и заслуживают скорее едко-саркастического тона, хотя, вероятно, с точки зрения исторической достоверности их изобразили правильно. Они без зазрения совести врут всем, в том числе друг другу и в том числе по пустякам. Они страдают болезненным самолюбием, вспыльчивы, как петухи, а к слугам относятся как к скоту.

Утонченный Атос, граф де ла Фер, якобы возвышенно благородный тип, пьет, не просыхая, теряет контроль над собой, играя в карты, избивает слугу, когда тот не выполняет его капризов. Кроме того, увидев клеймо на плече жены и не сделав даже попытки разобраться в ее истории, он раздел ее и, подвесив за ноги, оставил на верную смерть. Д’Артаньян мало того что навязывает свою любовь замужней женщине, но, когда ту похищают, сразу же заводит шашни с миледи, нагло пользуется благосклонностью ее служанки Кэтти, обманом овладевает по очереди обеими, после чего унижает миледи и глумится над ее чувствами к де Варду.

Читать далее