Олег Сенцов, рассказы

Сенцов – РассказыДетские воспоминания известного режиссера, приправленные житейской мудростью и интересные в основном, наверное, ему самому. С точки зрения литературности почти ничего нового и интересного для себя я не нашел.

Вот, пожалуй, единственный порадовавший фрагмент: «…у пацанов, там, в детстве, так не принято – просить прощения. Если напорол, как я с той клюшкой (рассек другу бровь – А. С.), то просто стоишь рядом или говоришь что-то типа: „Дай посмотреть“ или „Ничего страшного“…». И то, теперь я думаю, что он меня порадовал, потому что я недопонял автора и представил что-то свое.

Реклама

«Чиполлино», фильм 1973 г.

ЧиполлиноМного хороших актеров: Георгий Вицин, Владимир Басов, Алексей Смирнов, Рина Зеленая и пр. Читаю, что в роли сказочника снялся сам Джанни Родари. Но результат – неубедительный. Песни с неразборчивыми словами, бредовые выпады в сторону Запада, неброские наряды и грим, временами плохое освещение. Общее впечатление – на «троечку».

Сакі, «Галеон скарбів»

Сакі, «Галеон скарбів»Для начала нужно сказать, как я рад, что у нас издали Саки – в украинском переводе, в 2014 г. А также что книга уже попала в библиотеку и меня об этом сразу известили. Приятная малая проза: увлекательность По, циничное остроумие Уайльда и непринужденность не знаю кого, ну, скажем, Арчера. Особенно понравились: «Втеча леді Бастейбл», «Відчинене вікно» и «Луї».

Перевод сначала показался мне хорошим, разве что я недоумевал, почему «зі собою» вместо «з собою» и т. п. Потом заметил несколько существенных ошибок («Джеймс II» вместо «Яків II», «військова історія» вместо «воєнна історія», «торф» (turf) вместо «моріжок»), так что к работе переводчика и редактора есть претензии.

«Утро без отметок», фильм 1983 г.

Утро без отметокНаивный детский фильм 80-х годов о том, как мальчику из детского сада не терпелось попасть в школу, в первый класс. В выражениях лиц, в реакции героев на те или иные ситуации, в развитии действия – сплошной гротеск. Молодая учительница ведет урок ужасно – в том смысле, что обрубает все зачатки творческого мышления у детей, а соответственно и интереса к учебе в целом. И, похоже, авторы считают, что это норма.

С. Руданський, «Співомовки»

Степан РуданськийПростые юмористические и сатирические стихи в народном духе. Рифмуются почти всегда вторая и четвертая строки, первая и третья – холостые. Многочисленные ритмические инверсии в духе Шевченко и Некрасова. Пестрый набор неполиткорректных зарисовок на тему этносоциальных отношений. Герои – «наши мужики», паны, попы, москали, купцы, шляхта, мазуры (польские крестьяне), ксендзы, цыгане, жиды и немцы. Множество обширных диалогов на польском, что лично для меня серьезно затрудняет чтение.

Интересно, что многие стихи становятся непонятными в связи с изменениями в обществе: исчезают старые стереотипы, трансформируются экономические отношения, изменяется образность. Например, расхожие представления о цыганах, похоже, заключались в том, что они всегда голодны и всегда мерзнут. Шутки, построенные на этом стереотипе, уже воспринимаются очень вяло, а в некоторых случаях вообще могут поставить читателя в тупик, например когда цыган говорит своему сыну погреть руки на свете луны. Также и с вороватыми москалями (для читателя неочевидно, почему бабка швыряет «москальскую икру» в печь, а она просто хочет уничтожить ее, чтобы москали не плодились), похотливыми попами (что конкретно означает иносказательный оборот «А йде турок на війну Москву воювати» в сексуальном контексте, мне, например, неясно) и прочими персонажами.

Справедливости ради нужно отметить, что национальность персонажа отнюдь не предопределяет его положительную или отрицательную характеристику: в книге фигурируют жид, дающий остроумный совет («Засідатель»), работящий и сметливый цыган («Торбин брат»), заботливый польский пан («Лінивий»), приветливый и изобретательный москаль («Варена сокира»). Особенно понравились: «Гуменний», «Циган на толоці», «Ікра», «Варенікі», «Сама учить (Курка)», «Чи далеко до Києва?», «Крива баба», «Тілько допечи!», «Глухий і губатий», «Жалібний дяк», «Варвара», «Козацькі ксьондзи», «Господь дав», «Мошків дах».

Читать далее

«Кот в шляпе», фильм 2003 г.

Cat in the HatС этим фильмом что-то не то. Какая-то неуклюжесть во всем: в игре Майка Майерса (Кот), в беспорядке, который устраивают Пустяки, в попытках вызвать у зрителя отвращение к герою Алека Болдуина, в морали всей истории. Неудачная попытка экранизировать Доктора Сьюза. Хотя его фирменная, причесанная и ровно окрашенная, реальность присутствует и оказывает некоторое эстетическое впечатление.

І. Нечуй-Левицький, «Микола Джеря», «Кайдашева сім’я»

Микола Джеря, Кайдашева сім’я«Микола Джеря»
Понравилось, как и в школе. Реалистично (конечно, по меркам XIX в.), познавательно, трогательно и красиво. Живописные пейзажи, как бы овеянные дымкой сказочной старины. Много интересных бытовых деталей, особенно в описании морской рыбалки. Герои слегка идеализированы. Современный читатель может хорошо прочувствовать, какое значение имела «воля» 1861 г. для крестьян и «бурлаков» и как в последующие годы у них начинало нарастать чувство разочарования. То, как Нимидора ждала Миколу, и то, что она не дождалась ни его, ни «воли», описано очень красиво и грустно, с тревожными снами и прочим. Равнодушная встреча Любки с отцом – отличный реалистический штрих.

«Кайдашева сім’я»
Как и в детстве, невозможно оторваться. Шедевр и одно из моих любимых произведений украинской литературы. Более того, я бы сказал, что это одно из «самых украинских» произведений украинской литературы не только по языку, но и по содержанию. Особая эстетика семейной ругани – это нечто уникальное в мировой культуре, по-моему. Разве что какая-то итальянская комедия с Софи Лорен вспоминается как отдаленный аналог. Интересно то, насколько полноценное и мощное произведение можно создать на такую, казалось бы, узкую и не особо острую тему. А ведь прочие темы автор нарочито обходит молчанием: в любви у персонажей все идеально, бедность никому из них реально не грозит, да и волостные чиновники у них, похоже, совершенно вменяемые люди, готовые пойти навстречу. Впрочем, тема церкви все же присутствует – в моем издании все едко критические места, вычеркнутые некогда царской цензурой, поданы в квадратных скобках. Развитие характеров показано гораздо лучше, чем в «Миколе Джере». Хорошо проработаны почти все основные персонажи, кроме разве что Лаврина.