О. Ірванець, «Вибране за 33 роки»

«Вибране за 33 роки»И вот наконец под новый, 2017 год настал черед выложить свои впечатления от знакомства со стихами Ирванца. Первое же стихотворение, «Художник», очень понравилось. Я подумал: если так пойдет и дальше, то это будет просто невероятно! Но дальнейшее впечатление оказалось немного смазанным: было несколько непонятных и не особо интересных для меня произведений, хотя были и хорошие тоже.

Потом в основном пошел стеб, и уж в этом Ирванец настоящий мастер! Читая последний раздел – стихи на случай, – вспомнил многие моменты (относительно) недавней истории. Понравились: «Художник», «Роберт Фолкон Скотт», «Лист до Інни», «Юркові, самому собі й Вікторові. Саме в такій послідовності», «Любіть!», «Старий поет – молодій поетці» и другие. Цикл любовных стихов «О. Р.» понравился, и надо заметить, понравился полностью. А фразы, которые хочется цитировать, есть почти в каждом стихотворении.

Читать далее

Реклама

«Горе от ума», телеспектакль 1952 г.

«Горе от ума»Сильное произведение и советская – то есть в любом случае неплохая – постановка. Есть моменты, когда играют достаточно хорошо, но в основном игра как раз не понравилась: слишком много пафоса, картинности, то частят не к месту, то кричат. Софья и Чатский – немолодые и внешне непривлекательные. Обратил внимание на Веру Пашенную (Хлестова), которую помню по «Волкам и овцам», где она играла Мурзавецкую. Очень убедительно держится, по-моему.

М. Матіос, «Солодка Даруся»

«Солодка Даруся»Повесть не произвела на меня особо сильного впечатления – просто такая же качественная беллетристика на историческую тему, как «Залишенець» В. Шкляра. В основном читать было скучновато. Тем не менее нельзя не отметить то, как искусно завернут сюжет: концы сходятся с концами лишь на последних страницах.

«Владика Андрей», фильм 2008 г.

«Владика Андрей»Чтобы смотреть этот фильм, надо быть полиглотом – кроме украинского языка, в нем имеются продолжительные диалоги на русском, польском, немецком и иврите (без перевода). Актеры играют плохо. События текут вяло. Все те поступки Шептицкого, благодаря которым он имеет такую высокую репутацию, показаны вскользь, проникнуться этим нельзя. А унылая музыка и пафосные жесты на меня не действуют.

Микола Кабалюк – Вірші

Удивительные впечатления. Это сборник стихов отца Данилы Кабалюка – юного киевского поэта, которого я знаю по некоторым поэтическим тусовкам. Книжка самодельная: обложка без опознавательных знаков, номеров страниц нет, текст – только на одной стороне каждого листа. Есть опечатки, причем очень, так сказать, «глубокие», словно кто-то без участия автора перепечатывал стихи из рукописи. То есть, по всей видимости, Николай Кабалюк не был признанным поэтом и никогда не издавался.

Манера у него нарочито небрежная, как будто он пишет под воздействием порыва и впоследствии не отделывает стихотворение, а может, даже не перечитывает. Рифмы – самые слабые из всех, которые мне доводилось встречать, они употребляются очень последовательно и, похоже, специально (например: «весни» – «вниз», «спраги» – «направити», «горінь» – «рік». Выходит, когда встречаешь у него сильную рифму или такие признаки «книжности», как сонетная форма или посвящение, то даже чувствуешь некий диссонанс.

Читать далее

«За двома зайцями», фильм 1961 г.

«За двома зайцями»Прекрасный фильм, и большая радость – что наконец обнаружена исходная версия с озвучкой на украинском. Диалоги воспринимаются гораздо естественнее, фразы стали сочнее, да и дополнительные эпизоды в этой версии появились. Запомнился тост Голохвостого: «Щоб живим жити і не вмирати, а померлим, коли померли… бодай не вставати!» Привычный для такого рода искусства минус (который, впрочем, не портит общего впечатления) состоит в безликости положительных персонажей. Галя – никакая.

С. Довлатов, «Голос» (сборник рассказов)

«Голос»Понравилась примерно первая треть книжки. То есть в основном рассказы о журналистских приключениях, такие как «Юбилейный мальчик», «Чья-то смерть», «Лишний». В них очень хорошо сочетаются искрометная и в то же время мрачная ирония, глумление над издержками советского строя, увлекательность и афористичность. Неудивительно, что Довлатова разгребают на цитаты. Написано здорово, хотя и с изрядной долей самолюбования.

Потом уже идет служба в тюрьме, много непонятных жаргонных слов и вообще сплошная хэмингуэевщина. Это не только мрачно, но местами и беспросветно. И еще постоянное чувство, что ты недопонимаешь автора. Не только из-за жаргона, но и из-за всяких недосказанностей. Издательство «Азбука» не потрудилось снабдить книгу примечаниями – наверное, любой современный образованный читатель должен иметь опыт пребывания в тюрьме и понимать такие слова, как балан, бан, лепило, кильдим, саксан и т. д. Из тюремных рассказов самое сильное впечатление произвел «На что жалуетесь, сержант?».