Гастарбайтерские куплеты

У пирамид, на юге

***
«От Гибралтара до Китая
Танцую танец живота я», –
Сказала, складками блистая,
Предпринимательница Тая.

***
Весной купили домик в Польше –
Их было двадцать или больше.
А к осени труда герои,
Глядишь, расселятся по трое.

***
Скупцы Брабанта и Леванта
Не дали на учебу гранта.
Теперь Петра влечет из стран та,
Где ценят труд официанта.

***
Антон отправился в Израиль.
– Ну как живете? Не в сарае ль?
– Нет, не в сарае, а в пристройке.
Простор, как в норке землеройки!

***
Нинель работала в Монако
И надрывалась, как собака.
Ей полегчало после брака –
Недаром он был князь, однако!

***
Ленмар сказал своей подруге,
Что изучал он право в Брюгге,
А сам у пирамид, на юге,
Верблюжьи изучал подпруги.

***
Матросу с танкера «Анюта»
Обрыдла тесная каюта.
Искал на суше он уюта –
Теперь батрачит в штате Юта.

***
– А наш Кузьма – слыхали, эвон! –
Был на клубнике в графстве Девон.
– Небось возможности пошире,
Чем в Туле, в ентом Девоншире!..

***
В Финляндию студента Прошку
Позвали собирать морошку.
И так он прикипел к лукошку,
Что втерся в финны понемножку.

Реклама

Фильм «Семейка Крудс»

«Семейка Крудс»Неплохо. Очень здравое решение – поместить героев не в реальный Каменный век, а в некий фантастический мир, населенный нереально выглядящими животными. Так, по крайней мере, не думаешь о том, что авторы-де тут напутали с видами, а тут допустили анахронизм. Идея простая, но хорошая, и выражена очень ясно. К концу все больше бредовости, ну да ладно.

Ліна Костенко, «Триста поезій»

Триста поезійЧитал что-то еще в школе, совсем не воспринял (как и большинство из того, что шло по программе). Сначала чисто женские стихи, которые я не могу полностью оценить, как будто у меня какого-то органа не хватает. В основном, про любовь, конечно. Вижу, что написано хорошо, ярко, с чувством, но разделить это чувство не могу.

Начиная со второго раздела много хороших и понятных мне произведений, все чуть проще и логичнее. Иногда самый будничный сюжет, «на случай», а пробирает до мурашек. Например, про Хикмета. Потом все становится еще более простым и будничным, начинается какая-то публицистическая поэзия, как зачастую у Рождественского. Это мне неинтересно. В последнем разделе есть всякое, четкой тенденции выделить не могу. Общее впечатление хорошее: есть глубина, можно перечитывать.

Читать далее